ВЫСОЦКИЙ: время, наследие, судьба

Этот сайт носит некоммерческий характер. Использование каких бы то ни было материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения авторов и/или редакции является нарушением юридических и этических норм.


Марка Исааковича ДУБРОВИНА
опрашивает Лев ЧЕРНЯК

(02.06.2010. Беседа по телефону, фрагмент)


Стр. 1    (На стр. 2, 3)


В 1993-м году я общался по телефону с Григорием Симаковым (о нём ранее много и красочно рассказывал Александр Петраков, с которым мне посчастливилось весьма плодотворно работать с 1991 по 1996 годы). Конечно же, я не мог не затронуть в разговоре с Гришей вопрос происхождения известной фонограммы, сделанной на квартире у М.И. Дубровина. Гриша подтвердил слова Петракова, что именно он, Гриша, брал оригинал у Марка Исааковича году чуть ли не в 1980-м. К слову говоря, Петраков невольно подпортил оригинальную плёнку: механизм его магнитофона дёрнул ленту так, что она вытянулась в нитку непосредственно на песне «В Пекине очень мрачная погода…». И Петракову пришлось копировать эту фонограмму уже с копии Симакова.
Наши беседы с М.И. Дубровиным публикуются с незначительными купюрами, а именно: из стенограммы исключены нелицеприятные высказывания в адрес ныне здравствующих людей, не пересекавшихся с В.Высоцким.
Л.Черняк

Марк Дубровин: Алё!

Лев Черняк: Марк Исаакович?

МД: Да.

ЛЧ: Добрый день!

МД: Добрый день!

ЛЧ: Извините, пожалуйста, с вами говорит биограф Высоцкого, меня зовут Лёва, я вам никогда не звонил…

МД: Угу.

ЛЧ: …но я знаю, что с вами уже общались люди. Вот они мне ваш телефон дали.

МД: Да, я слушаю вас.

ЛЧ: Вы сейчас можете говорить?

МД: Да.

ЛЧ: Дело в том, что я очень хорошо знаком с вашими коллегами, как например, Глеб Васильевич Карпюк… знаете такого?

МД: Карпин?

ЛЧ: Карпюк.

МД: А, Карпюка знаю.

ЛЧ: Ира Шалаева…

МД: Угу.

ЛЧ: …Тамара Павловна Толорая. Это ваши сотрудники были?

МД: Что значит «сотрудники»?

ЛЧ: По-моему, они сказали, что вы работали в издательстве «Просвещение».

МД: Да, я издавался там.

ЛЧ: Да, да, да. И вы их знаете оттуда, да?

МД: Да, да.

ЛЧ: Понятно. Пара вопросов возникло к вам. Недавно мои товарищи с вами общались, и с ваших слов они мне передали, что Высоцкий у вас якобы какие-то плёнки брал. Пустые катушки, да?

МД: Нет, не пустые. Он брал свои записи. У меня записывались и он забирал их. Не их, а это было однажды.

ЛЧ: Это известная запись, где Клячкин был, Кохановский, да?

МД: Нет. Это другая запись. Но он потом отдал её Переверзеву, это я знаю. И она, по-моему, исчезла.

ЛЧ: Ивану?

МД: Да.

ЛЧ: А с какой целью он ему её отдал, он не объяснял вам?

МД: Нет, объяснял. Потому что он тогда был малоизвестный человек, а Переверзев ехал в Одессу сниматься на Одесскую студию и его пытался там пробить через эти записи.

ЛЧ: Переверзев — Высоцкого?

МД: Да.

ЛЧ: Вот это очень интересно! А каким образом? То есть он эти записи представлял каким-то влиятельным людям?

МД: Это я не знаю.

ЛЧ: Но он вам объяснял так, да?

МД: Да. Он был вместе с Переверзевым у меня, и Высоцкий просил записать для него…

ЛЧ: Вот интересно! Он мне об этом не говорил ничего!*

МД: А Переверзев что, живой?

ЛЧ: В 78-м году умер. Это уже больше 30 лет назад. То есть, с Переверзевым пришёл к вам, да? Скажите, а вот эта запись Высоцкого, это был его сольный концерт у вас дома?

МД: Да.

ЛЧ: Это было после той записи, которая с бардами?

МД: После, после.

ЛЧ: А через какое время после первой, не помните?

МД: Ну, где-то через год, через полгода, может быть. А, может, и меньше. Нет, а, может, и меньше. Ну, где-то в районе полугода.

ЛЧ: А большая она по времени была, не помните?

МД: Да, где-то на час наверняка.

ЛЧ: А какие-то отличительные приметы её не подскажете? Может, она у нас есть?

МД: У меня? Нет, у меня её нет, потому что она сразу была отдана Переверзеву.

ЛЧ: А вы её отдавали в руки Переверзеву или Высоцкому?

МД: Нет, Переверзев был… они вместе были с Высоцким у меня.

ЛЧ: То есть, это, видимо, до «Опасных гастролей», судя по всему, где они вместе с ним снимались?

МД: Наверно.

ЛЧ: До 69-го года. Скажите, а какие-то отличительные приметы этой записи могли там быть? Какие-то особые моменты?

МД: Ну, вот очень хорошо он там пел цыганочку.

ЛЧ: Цыганочка какая, «В сон мне жёлтые огни…» или на Аполлона Григорьева?

МД: Это я не помню.

ЛЧ: В смысле, очень хорошее исполнение или что?

МД: Да, исполнение было очень хорошее.

ЛЧ: Ну, цыганочку он начал петь с 66-го года. Так что это было, наверно, года через 2 после первой записи?

МД: Нет, нет, это не было… 66-й — нет!

ЛЧ: Нет?

МД: Нет, это было значительно раньше, это был 65-й или 64-й — вот так вот.

ЛЧ: Рановато, рановато. Скажите, а вот эта основная ваша запись с Кохановским, с Клячкиным, с Анчаровым…

МД: Да, да…

ЛЧ: Кем они были приглашены? Как они оказались у вас дома почему-то?

МД: Ну, это вот через… эту самую… из «Просвещения», как её… Вы мне называли её!

ЛЧ: Ира?

МД: Да, через Иру.

ЛЧ: Так что, Ира пригласила Анчарова и Клячкина?

МД: Нет, Анчаров давно у меня был. Анчаров с Клячкиным был в хороших отношениях, и со мной тоже. А Ира пригласила Высоцкого.

ЛЧ: То есть, и Клячкин с вами был в хороших отношениях, да?

МД: Да.

ЛЧ: А на каких таких началах, интересно, если не секрет?

МД: Ну, я не знаю, на «каких началах». Он жил у меня, останавливался. Когда он приезжал в Москву — он у меня жил.

ЛЧ: А, Клячкин жил у вас?!

МД: Да.

ЛЧ: Ах, вот оно что! А вы с ним познакомились по каким делам, по концертным, наверно?

МД: Не помню, не помню… по-моему, в Ленинграде меня с ним кто-то познакомил.

ЛЧ: А-а-а! Но по творческим делам, по песенным, да?

МД: Да.

ЛЧ: А вы у Жени бывали дома?

МД: Да, я тоже у него останавливался, когда был в Ленинграде.

ЛЧ: На переулке Антоненко, да?

МД: Это я не помню.

ЛЧ: Скажите, пожалуйста, Марк Исаакович, а откуда датировка появилась, кто подсказал, что это ноябрь 64-го года?

МД: Не знаю, честно говоря. Я думаю, что это соответствует действительности.

ЛЧ: По каким признакам, вы как думаете? Почему?

МД: Не знаю. Ну, у меня такое ощущение.

ЛЧ: А сам оригинал у вас унесли?

МД: Да.

ЛЧ: Это Гриша Симаков был?

МД: Да, какой-то парень. Да, да.

ЛЧ: И он так и не вернул вам его?

МД: Нет.

ЛЧ: А вы не помните, это у вас было на одной катушке записано?

МД: На одной.

ЛЧ: А какого она была диаметра, не помните?

МД: Ну, как раньше были катушки — 360 метров.

ЛЧ: То есть, не «пятисотка»…

МД: Нет, нет.

ЛЧ: …а следующий размер по уменьшению?

МД: Да, да.

ЛЧ: И всё это у вас на одной катушке было записано?

МД: Да, да.

ЛЧ: Это была одна запись, записанная в один вечер?

МД: Да, да.

ЛЧ: Ясно. Мы пришли к выводу, что, судя по кашляющим голосам, это всё-таки было зимнее время.

МД: Н-н-нет!

ЛЧ: Нет?

МД: Нет, нет.

ЛЧ: Вы уверены?

МД: Абсолютно!

ЛЧ: Это май мог быть?

МД: Май, может быть, весна. Но не зимнее время — это точно. Скорее всего летнее.

ЛЧ: А вы по каким приметам это помните? По одежде или по…

МД: Ну, помню, что они там не раздевались, были люди в такой одежде не в зимней.

ЛЧ: Что, в рубашечках ли в пиджачках?

МД: Да, да, примерно так.

ЛЧ: Дело в том, что Высоцкий с Клячкиным познакомились в апреле 65-го года, понимаете что!

МД: Нет, они познакомились у меня!

ЛЧ: У вас познакомились?!

МД: Да.

ЛЧ: Очень интересное дело! Хм! Так потому, что Клячкин говорит: «Володь, ты у нас «Звезду» пел?» А он действительно был у Клячкина в гостях и пел «Звезду»! — это правда. Я только по этим признакам. А вы помните, что они познакомились?

МД: Да. Ради этого Высоцкого и пригласили, чтобы он познакомился с Клячкиным.

ЛЧ: Это ваша инициатива была Высоцкого пригласить, да?

МД: Я уж это сейчас не помню.

ЛЧ: А вы были с Высоцким знакомы до этого?

МД: До этого нет.

ЛЧ: То есть, это было первое посещение?

МД: Да.

ЛЧ: Угу. Но пригласила его, естественно, Ира?

МД: Да.

ЛЧ: А кто ещё присутствовал, не помните?

МД: Были кто-то, но не помню.

ЛЧ: Вот Ира мне называла такую Галю Лебедеву.

МД: Была!

ЛЧ: Это тоже работница издательства?

МД: Да.

ЛЧ: А народу вообще много было?

МД: Нет. Где-то человек пять. Я не помню. Думаю, человек пять максимум.

ЛЧ: А вы не помните, Высоцкий выпивал в это время?

МД: Ну, мы все выпивали.

ЛЧ: То есть, он тоже принимал участие в распитии, да?

МД: Да.

ЛЧ: Ну, если он выпивал, тогда это было после декабря 64-го.

МД: Ну, может, 65-й… я не думаю. Почему он… да нет, это 64-й год! Ну, хотя, может, и 65-й.

ЛЧ: В 64-м он очень плохо себя чувствовал весь конец года.

МД: Но не знаю, не знаю… не утверждаю ничего.

ЛЧ: Если вы говорите, что не зима, значит, это весна 65-го.

МД: Нет, не зима точно! Скорее всего лето.

ЛЧ: Весна 65-го. Ах, даже лето, вы думаете?

МД: Да.

ЛЧ: Никто не фотографировал у вас в это время?

МД: Нет.

ЛЧ: А была возможность у вас?

МД: Не знаю. Тогда это как-то не очень было принято.

ЛЧ: И вот ещё такой момент: был такой Крыжановский Михаил… знали вы его, да?

МД: Крыжановский?

ЛЧ: Да. Знаменитый коллекционер из Ленинграда.

МД: Нет, не знал.

ЛЧ: Вот он что-то вспоминал такое, что якобы или Кукин или Клячкин ему подсказали: «Вот ты сходи к Дубровину, у него «Грюндиг», и посоветуйся с ним — как он делает записи!»

МД: Был «Грюндиг», да.

ЛЧ: Не помните такой момент?

МД: Нет, не помню.

ЛЧ: И он, глядя на вас, стал обзаводиться хорошей аппаратурой.

МД: Не помню, нет, нет. Может быть, и было. Не помню. «Грюндиг» у меня лежит.

ЛЧ: Тот самый «Грюндиг», да?

МД: Да.

ЛЧ: Это интересно. Скажите, Марк Исаакович, а второй сеанс записи с чем был связан, почему Высоцкий решил записаться? Или вы решили записать его?

МД: Вы имеете в виду, с Переверзевым?

ЛЧ: Что Переверзеву отдали. Почему вы решили записать его? Как это произошло?

МД: Ну, как произошло… он пришёл с Переверзевым… я ж вам сказал… он пришёл с Переверзевым и сказал: «Знаешь, Переверзев едет в это самое…» То, что я вам сказал.

ЛЧ: То есть, он записался при Переверзеве?

МД: Да.

ЛЧ: Ах, вот оно что! Всё, теперь понятно! Теперь понятно. Вы думаете, что Высоцкий до этого в Одессе вообще не снимался?

МД: Думаю, что нет.

ЛЧ: То есть, про «Вертикаль» ещё, наверно, известно не было ничего?

МД: Думаю, что нет.

ЛЧ: А на этой записи может быть слышен ваш голос или голос Переверзева?

МД: Нет, нет, наоборот, ничей голос не должен быть слышен.

ЛЧ: А вы не знаете, что Ира Шалаева записывала сама Высоцкого у себя дома?

МД: Это я не знаю.

ЛЧ: То есть, она вам не давала эти плёнки копировать?

МД: Нет, нет. А я и не просил.

ЛЧ: Да и не знали, тем более.

МД: Нет.

ЛЧ: Ясно. Марк Исаакович, скажите, а что именно Высоцкого связывало с вами? Почему он с вами подружился, как это произошло?

МД: Ну, почему… потому что я жил недалеко от Таганки. Он иногда приходил со своими ребятами, актёрами.

ЛЧ: Очень интересно. Вы жили на Ульяновской за театром, да?

МД: Да.

ЛЧ: А там же, в этом районе жил их актёр Джабраилов. Знали вы такого?

МД: Нет. Я тогда был холостой, у меня была отдельная квартира. Может, поэтому.

ЛЧ: А приходил он по какому поводу, отдохнуть, посидеть?

МД: Да, посидеть.

ЛЧ: А с кем он, к примеру, мог приходить?

МД: Ой, не помню. Из актёров — не помню. Он с Ирой иногда приходил.

ЛЧ: Всё-таки с Ирой он бывал, да?

МД: Да.

ЛЧ: Это всё те годы, середина 60-х?

МД: Да, да, да, да.

ЛЧ: А в последствии ваши с ним отношения как?

МД: А никак.

ЛЧ: Просто он «взлетел» и потом перестал приходить?

МД: Да, да.

ЛЧ: А в конце 60-х он уже не заходил к вам?

МД: Нет.

ЛЧ: А он вас просил в чём-нибудь помочь?

МД: Нет.

ЛЧ: Всё-таки вы были связаны с издательством и могли помочь что-то опубликовать!

МД: Нет, издательство «Просвещение» не занималось такими вещами.

ЛЧ: То есть, вы не могли помочь что-либо «протолкнуть»?

МД: Нет.

ЛЧ: А вы на этой плёнке дату не ставили?

МД: Нет.

ЛЧ: У вас такой привычки не было?

МД: Нет.

ЛЧ: Она была совершенно голая и, видимо, Симаков решил, что это было тогда-то и тогда-то. А Кохановский, видимо, пришёл с ними за компанию?

МД: Да, с Высоцким.

ЛЧ: А вы случайно не помните, Игорь не рассказывал о том, что он в Магадан собрался?

МД: Нет, не помню.

ЛЧ: А как вы думаете, всё ли было записано в тот вечер? Может, что-то кто-то спел без записи?

МД: Нет.

ЛЧ: А Высоцкий ничего не писал у вас дома из текстов?

МД: Нет.

ЛЧ: То есть, в чистом виде приходил отдыхать?

МД: Да.

ЛЧ: И у вас было только два сеанса записи?

МД: Скорей всего, да.

ЛЧ: Хорошо, Марк Исаакович. Ну, если будут вопросы, можно будет ещё позвонить?

МД: Хорошо.


К следующей странице

К содержанию раздела ||||||| К главной странице

© 1991—2017 copyright V.Kovtun, etc.