ВЫСОЦКИЙ: время, наследие, судьба

Этот сайт носит некоммерческий характер. Использование каких бы то ни было материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения авторов и/или редакции является нарушением юридических и этических норм.


Стенограмма выступления Высоцкого

перед сотрудниками Горсанэпидстанции Ростова-на-Дону 8 октября 1975 г.

Стр. 1    (На стр. 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15)


[Во-первых], здравствуйте. А во-вторых... Я, конечно, не только из уважения — тут друзья работают и так далее... Потом, меня совершенно поразило, что вот эта организация может закрыть любой ресторан! В любой момент! Тут я был просто подавлен и восхищен.

Вы знаете, обычно я в своих выступлениях... Они разные бывают: есть такие у меня выступления, когда я начинаю долго рассказывать про то, что вот... где я работаю, что делаю, где снимаюсь, и т.д., и т.д. Но я понимаю все равно прекрасно, что люди пришли за песнями. И поэтому это будет немножечко лишнее — делать сегодня такую небольшую лекцию.

Я только в двух словах скажу вам, что я работаю в московском Театре на Таганке, почти со дня его основания, уже одиннадцать лет. Театр этот — прекрасный, вы сами знаете, что делается: наверное, многие не могли попасть, к сожалению. Вот, а...

Ну, р... играю я в этом театре много, плотно. И последняя работа моя большая была — это роль Гамлета в спектакле "Гамлет", который мы, к сожалению, сюда не привезли из-за того, что там большая машинерия. Там надо городить какие-то специальные столбы, класть балки... Потому что у нас на спектакле... в спектакле действует так называемый — мы его называем — Занавес. Он громадный, килограмм триста шерсти туда ушло. Громадная такая штука, которая вращается во всех плоскостях, и сталкивает в могилу правых и виноватых, и так далее. Он — как действующее лицо. Без него работать нельзя этот спектакль. Поэтому мы его не привезли,

Сейчас планы — большие. Чего будем делать, я не знаю. Самая последняя работа, которую еще даже москвичи не видели, — я играл Лопахина в "Вишневом саде". Но эту постановку осуществил в нашем театре не Любимов, а такой режиссер Анатолий Эфрос, прекрасный московский режиссер. Вот, это, значит, — из того, что делалось в театре.

Сейчас я снимаюсь в кино, которое называется "Арап Петра Великого". И вот вчера у нас... Мы снимали маленькую сцену. Приехали, как всегда... Говорят: "В кино никогда не опоздаешь". Я рвался тут, отпрашивался от спектаклей, поехал туда, больной... Приехали — мы десять часов сидели на натуре, потом чего-то не привезли, чего-то у нас не отладилось... В результате мы сияли три метра полной ночи (по-моему, можно было даже кошку снимать вместо меня), вот, и на этом разъехались. Вот такое кино.

Значит... Кино это очень интересное. Написали сценарий Фрид и Дунский по... по мотивам Пушкинских записок. Вот, там очень интересно выписаны роли Петра, роль его... слуги моего — Фильки...

Ну, вы знаете, что это был предок Пушкина — Арап этот самый. Вот. Он не был черный особенно. Он, вообще, из эфиопов, а эфиопы — они не совсем черные, они такие... э-э... желтоватенькие. В общем, они... они не... не негры, это не негроидная группа. Но, несмотря на это, мажут меня страшно, каждый день, значит, они укладывают, там, килограмм краски. Потом это всё очень трудно отмывается, вместе с кожей. И всё время происходит конфликт между оператором и режиссером. Режиссер всё время хочет, чтоб я все-таки был черный, а оператор говорит, что это ему мешает.

Ну, если черного сыграть на самом деле Арапа — какой он все-таки был черноватый, — то тогда надо было взять просто негра. Сейчас большие международные связи, у нас снимаются актеры... Просто взять его пригласить — он бы с удовольствием сыграл. Ну, а если взяли русского человека — меня, — то тогда и надо бы всё это дело подстроить под то, что это был человек русский. Ну, немножечко не похожий на других, потому что он с темным лицом. На этом мы и остановились.

И я думаю, что эта роль будет интересной — но это вы поглядите. К сожалению, там особо нечего играть.

Хотя мы предполагали сначала, что я там буду петь, в этом кино, но так уж... Я чего-то тут в последнее время подумал — думаю: ну что ж я везде пою?.. Так что надо разграничить: пусть я пою отдельно, играю в театре отдельно, а снимаюсь в кино отдельно.

А из того, чтобы в... песни были в кино — вот я сейчас закончил большую работу. Написал несколько баллад, шесть баллад для фильма "Робин Гуд", который снимается на Рижской киностудии. Петь я их буду, наверное, сам, вместе с "Песнярами". Мы давно с ними хотим работать, они ждут уже Бог знает сколько времени, я тоже...

Это будет — с народными инструментами несколько таких на меня совсем не похожих лирических баллад. Баллада о любви, баллада о верности, о ненависти. Ну, это н... Вот, и как я уж понимаю лирику, так я их и написал.

Я сегодня вам, к сожалению, их не покажу, потому что их надо обязательно с оркестром исполнять. Они рассчитаны на то, что есть фон. Они почти все — речитативные. Но они... мне кажется, они передают ностальгию по нашему детству, когда мы все бегали и смотрели ф... эти фильмы, привез... взятые в качестве трофея. Всяких Эрол Флинов и так далее.

Вот, значит, сейч... Еще было несколько работ. Я написал несколько больших баллад для фильма "Бегство мистера Мак-Кинли". Они делали большую рекламу этому, и написали, что я там играю чуть ли не главную роль, и что я там пою все баллады. Это вранье! Я там ничего не играю, потому что полностью вырезан, там вместо девяти баллад осталось полторы, и те — где-то на заднем плане. Поэтому не верьте! И в кино-то... на это, на фильм-то пойдите, но совсем без ожидания того, что вы там услышите мои баллады. Вот.


К СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ

К списку стенограмм ||||||| К главной странице ||||||| Наверх

© 1991—2017 copyright V.Kovtun, etc.