ВЫСОЦКИЙ: время, наследие, судьба

Этот сайт носит некоммерческий характер. Использование каких бы то ни было материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения авторов и/или редакции является нарушением юридических и этических норм.


Памяти Игоря Константиновича Шевцова


Игорь Константинович Шевцов — сценарист знаменитых фильмов. Достаточно вспомнить соавторство в работе над блистательными «Покровскими воротами», а ведь были еще «Зеленый фургон», «Визит дамы», «Трест, который лопнул», «Тень», «Сукины дети», «Светлая личность», «Расмус-бродяга», «Мерседес уходит от погони», «И черт с нами», «Личная жизнь директора», «Ребячий патруль», «Ребенок к ноябрю»... При всем при том формулировка «знаменитый сценарист» к нему не применима: Шевцов ничуть не был равнодушен ни к деньгам, ни к успеху, но обладал достаточным достоинством, чтобы не ставить их целью своих поступков.

По той же формуле сложилась его многолетняя работа по сохранению, разбору и изданию наследия Владимира Высоцкого (в самые первые, самые трудные годы) — море проделанной работы, широкий резонанс результатов – и минимальная личная известность. Помню, как вырвалось у него презрительное: «В каждой бочке затычка!» о коллеге, беспрестанно мелькавшем на телеэкране. Из-за нежелания Шевцова выглядеть подобным образом его роль в том, чего удалось добиться в те годы, кажется широкой публике гораздо более скромной, чем это было на самом деле. В действительности эта роль без преувеличения огромна.

Игорь Шевцов оказался одним из нескольких человек, выполнивших просьбу Марины Влади не откладывая записать свои воспоминания, обращенную к людям, окружавшим ее мужа, и прозвучавшую вскоре после похорон. Этот текст выделяет порой ощутимая в устных рассказах очевидцев, но исчезающе редко воспроизводимая на бумаге атмосфера, от степени достоверности которой буквально перехватывает дыхание. И дело не только в профессиональном владении словом, но и в том неподдельном, глубоком и вполне осознанном интересе, который И.Шевцов испытывал к своему соавтору и товарищу на протяжении всего периода общения, прерванного уходом поэта из жизни. Воспоминания впервые опубликованы газетой «Высоцкий: время, наследие, судьба» и доступны на нашем сайте.

Шевцов горячо включался в поиски документов, и даже неудачи на этом пути часто оборачивались биографическими находками. К примеру, окружению Высоцкого было известно, что признанный поэт А.Вознесенский брал его стихи, чтобы добиться публикации в центральном издательстве. Cобственно, и сам Андрей Андреевич много раз как кулуарно, так и во всеуслышание сообщал: «В 1977 году я принес первую рукопись книги его стихов в издательство «Советский писатель» Егору Исаеву, который тогда заведовал отделом поэзии. Тот рукопись принял, однако дирекция издательства стояла насмерть» (цитирую по тексту интервью*).

В начале 1980-х Шевцов вышел на Исаева с просьбой помочь получить хотя бы копию этой рукописи из архива издательства. Большая подборка стихов в том виде, в котором сам автор хотел видеть их напечатанными, — сама по себе бесценный документ. А уж для поэтического наследия Высоцкого, поэта, почти не имевшего случаев подготовить свои тексты к публикации, – и вовсе раритет уникальнейший. Была надежда на положительный результат, была и готовность к отказу. Однако реакция редактора оказалась довольно неожиданной:


Надпись на 1 диске серии «На концертах Высоцкого», сделанная И. Шевцовым В. Ковтуну (под ней автографы самого И. Шевцова и В. Абдулова).

— Вы знаете, помочь при всем желании не могу по простой причине: Вознесенский ничего нам не приносил.

— То есть как... Не приносил?! — опешил Шевцов.

— Поймите правильно, мне нечего скрывать: мы бы в любом случае издавать Высоцкого не стали. Но раз уж вас интересуют факты и документы, то вот вам факт: ни Вознесенский, ни кто-либо другой стихов Высоцкого нам не подавал...

Игорь Шевцов активнейшим образом участвовал в раздражавшей Госбезопасность работе «неофициально возникшего комитета по творческому наследию Высоцкого при Театре на Таганке» (формулировка Председателя КГБ СССР Ю.Андропова*), был одним из создателей таганского спектакля «Владимир Высоцкий» и хроникером, запечатлевшим первые репетиции и показы на пленку. Позднее выступил одним из составителей и основным мотором издания первой серии дисков Высоцкого (еще виниловых, еще до наступления эпохи CD) — «На концертах» — первой и самой знаменитой попытки создать звучащее «собрание сочинений».

Несмотря на то, что на момент её выпуска в стране уже шли демократические преобразования, бороться с инстанциями всякий раз приходилось за львиную долю песен. Да что песни! Уже вышли в свет и возглавили хит-парады (Игорь гордился этим как ребенок) первые четыре диска, как вдруг курирующее «Фирму «Мелодия»* начальство обрушило свой гнев на украшавший конверты очень живой фотопортрет Высоцкого авторства Пьера Бернара (в таком оформлении должна была выйти вся серия):

— С ума посходили, показывают советским людям какого-то шлёндрика с папиросой! Убрать!*

И конверт пятого диска отправился под нож.* Не утративший чувства юмора Шевцов устроил так, что именно на обороте этих обрезков печатались приглашения на официальную премьеру спектакля «Владимир Высоцкий» (не грех напомнить, что данная премьера состоялась спустя бесконечных семь лет после создания спектакля).

Игорь Шевцов энергично содействовал в пробивании поэзии Высоцкого сквозь заслоны государственной цензуры (мало-помалу слабевшей, но долго сохранявшей способность нанести смертельный урон) и редакторской самоцензуры. Без его упорства, дипломатических способностей, а подчас и авантюризма знакомство читателей со многими вершинами поэзии Высоцкого оказалось бы отложенным до далеких лучших времен (не говоря уже о том, что в самом наступлении этих времен у всех нас были серьезные основания сомневаться).

Эти качества в полной мере потребовались при решении еще одной титанической задачи, которую Шевцов взвалил на себя и каким-то удивительным образом осилил почти в одиночку. Речь о поиске, разборе и обнародовании документальных кино- и видеосъемок Высоцкого. Если на начало 1980-х сам факт существования каких-то хроникальных кадров, запечатлевших опального поэта, большинству казался безусловной фантастикой, то всего за несколько лет число обнаруженных документальных пленок перевалило за два десятка — именно стараниями Шевцова, искавшего, достававшего, а порой в прямом смысле спасавшего их.


Приглашение на премьеру спектакля Театра на Таганке «Владимир Высоцкий», отпечатанное на обороте пошедшего под нож тиража конверта 5 диска серии «На концертах Владимира Высоцкого»

В интервью В.Перевозчикову, вошедшем в книгу «Высоцкий. Посмертная судьба»*, Шевцов бегло очертил контуры своей деятельности на этом поприще. Даже слишком бегло: послушать его — так можно подумать, хроника сама плыла в руки. Кропотливую поисковую работу, выстраивание многоходовых схем, бесчисленные разочарования, да и весь трудный путь к победам он предпочел оставить за скобками. Рассказать об этом за него решительно невозможно, тем более, что я в поиске хроники на первых этапах никак не участвовал, – хотя несколько красноречивых деталей надежно врезались в память. Ну, скажем, имелись данные о том, что гастролировавших в 1980 году в Польше актеров Таганки снимало местное телевидение. Игорь Шевцов настропалил дружившего с Высоцким известного польского актера Даниэля Ольбрыхского на поиски этих съемок в недрах телецентров (знали о «Гамлете», но, как показывала практика, вполне могло обнаружиться нечто сверх того). Я был в Москве, когда радостный Ольбрыхский звонил из Варшавы с сенсационной вестью: на польском телевидении нашлась и вот-вот будет привезена им пленка 1980 года с Высоцким, да еще и поющим! Полный восторг, нетерпеливое ожидание, встреча в аэропорту, установка привезенной кассеты — и горчайшее разочарование: прощелыги из варшавского телецентра впарили Ольбрыхскому съемку, сделанную в 1980 году советскими телевизионщиками для «Кинопанорамы». (Идентифицировать полученные кадры самостоятельно польский актер не мог: дело было еще до того, как советское телевидение решилось показывать документальные сюжеты о Высоцком.)

Кстати, именно Шевцов в свое время сберег оригинал этой записи от предписанного свыше уничтожения, выкупив кассету у работников Останкинского телецентра. При этом в рассказе Перевозчикову озвучена мзда в размере одной бутылки спиртного, между тем я ранее слышал от Игоря о более крупном вознаграждении, правда, в той же валюте. Уж не знаю, какая версия достовернее в данном случае, но в том интервью есть и явные неточности рассказчика. Скажем, съемка у Л.Максаковой выглядит поздней находкой, тогда как я своими глазами видел ее на шевцовских кассетах в 1985-м. Съемки итальянского телевидения тоже впервые в нашей стране появились у Шевцова, и только несколько лет спустя на приобретение у итальянцев этих кадров в полном объеме он сумел подбить получшившего добро на официальную документалистику о Высоцком Э.Рязанова.

Параллельно со всем этим Игорь, используя свои кинематографические контакты, готовил кинокопии фрагментов найденных съемок, пригодные для показа на большом экране. Они составили основу так называемого поэтического представления «Творческий поиск В.Высоцкого: гражданин, поэт, актер», по сути — концерта Высоцкого, реализованного с помощью технических средств и при живом участии его товарищей. Эта программа, объездившая весь (в то время) Советский Союз, многие годы дарила единственную возможность увидеть документальные съемки поющего — и просто живущего поэта.

Аккумулируя у себя уникальные кадры хроники, Игорь Шевцов не только не препятствовал, а наоборот — энергично способствовал их выходу на экраны и в видеопрокат. Его собрание легло в основу ряда зарубежных и всех отечественных телепередач и видеопрограмм о Высоцком, созданных в первые два десятка лет после смерти поэта. Бесценными материалами, сбереженными Шевцовым, пополнился Одесский литературный музей, ГКЦМ В.Высоцкого в Москве...

Игорь Константинович Шевцов трагически погиб в автокатастрофе 30 ноября 2003 г.
 

Всеволод КОВТУН
 

К содержанию раздела ||||||| К главной странице

© 1991—2017 copyright V.Kovtun, etc.